ru Русский

19.07.2018

Верховный Суд РФ заключил: к третьему лицу, исполнившему часть обязательств по внесению лизингодателю лизинговых платежей за лизингополучателя, не переходит право собственности на предмет лизинга

Гражданка обратилась в суд с иском к обществу о признании за ней права собственности на автомобиль.
Согласно материалам дела в декабре 2013 года строительная компания и лизинговая компания заключили договор выкупного лизинга автомобиля.
Общая сумма лизинговых платежей установлена договором в размере 1,9 млн. рублей.
Со временем общество предложило переоформить договор с изменением лизингополучателя на Истца.

С марта 2015 г. по ноябрь 2016 г. Истец вносила лизинговые платежи за лизингополучателя на общую сумму более 1 млн. рублей.
Однако договор лизинга на имя Истца не был переоформлен. На претензию о возврате выплаченных ею денежных средств либо о переоформлении договора лизинга на её имя общество не ответило, что послужило основанием для обращения Истца в суд.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, иск удовлетворен. Суды мотивировали свою позицию тем, что поскольку расходы Истца по исполнению договора лизинга превысили рыночную стоимость предмета лизинга, требование о признании права собственности на предмет лизинга является соразмерным требованию о взыскании суммы неосновательного обогащения и не нарушает прав и интересов Ответчика.
Однако по данному вопросу иную позицию высказал Верховный Суд РФ. Отменяя апелляционное определение и направляя дело на новое рассмотрение, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала, что признавая истца собственником автомобиля, суды не установили обстоятельств, свидетельствующих о возникновении у Истца права собственности на спорный автомобиль и передаче ей этого имущества. В материалах дела доказательства согласия лизингодателя на уступку Истцу прав лизингополучателя отсутствуют. Вместо выяснения обстоятельств исполнения обязательств по выплате лизинговых платежей и выкупной цены автомобиля, суды ограничились только установлением факта превышения расходов Истца по уплате платежей в пользу лизингодателя над рыночной стоимостью предмета лизинга, что само по себе не влечет таких последствий, как переход права собственности на спорный автомобиль.
Таким образом, ВС РФ указал, что положения п. 5 ст. 313 ГК РФ о переходе прав кредитора по обязательству применены судом ошибочно, поскольку уплата Истцом части лизинговых платежей в пользу лизингодателя не могла привести к возникновению у гражданки прав на предмет лизинга.

Виктор Глушаков
Виктор Глушаков
Партнер, адвокат
Назад

Подписка на обновления