ru Русский

12.01.2018

Должен ли наследник нести риски наследодателя по признанию сделки недействительной в рамках дела о банкротстве?

Участник общества, имея долю в уставном капитале равную 99,988%, решил выйти из него, предъявив требование о выплате действительной стоимости доли. В счет компенсации действительной стоимости доли была получена сумма в 3 млн. рублей.

Спустя некоторое время общество было признано банкротом, конкурсный управляющий решил оспорить сделку по выплате компенсации за выход из общества. Вследствие гибели приобретателя, процессуальным правопреемником в судебном споре стал её сын.
Суд первой инстанции признал сделку недействительной. Апелляционная инстанция вывод поддержала.
Окружной суд, в свою очередь, пояснил, что оспариваемая сделка недействительна только с момента признания её таковой судом. Требование о возврате денежной суммы в 3 млн. руб. к наследодателю не вошло в состав наследственной массы, так как наследство было открыто за два года до введения процедуры банкротства, соответственно, сделку нельзя признать недействительной.
Точку в споре поставила экономическая коллегия ВС РФ, которая указала на то, что: сын, являясь единственным наследником, продолжает отвечать по долгам наследодателя всем принятым наследством. К последствиям принятия наследства также можно отнести риск по признанию сделки недействительной, что прямо закреплено в законе о банкротстве. Основываясь на этом на этом, коллегия отменила решение Окружного суда, оставив в силе акты первой инстанции и апелляции.

Ссылка на дело
Екатерина Туманова
Екатерина Туманова
Партнер, адвокат, руководитель «Судебно‑арбитражной практики»
Назад

Подписка на обновления