ru Русский

23.01.2018

Разъяснения КС РФ относительно порядка признания предметов и документов вещественными доказательствами, обоснованности и законности их изъятия

В рамках уголовного дела, возбужденного по факту незаконного изготовления неустановленными лицами немаркированных табачных изделий, подлежащих маркировке, в крупном размере (п. «а» ч. 6 ст. 171.1 УК РФ), в ходе осмотра места происшествия было обнаружено и изъято производственное оборудование, признанное постановлением следователя вещественным доказательством. ООО «Синклит» обратилось в КС РФ с просьбой признания законоположений части первой статьи 81.1 и пункта 3.1 части второй статьи 82 УПК РФ не соответствующими статьям 8, 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 34, 35 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они не предполагают наложение на определенный срок ареста на имущество, признанное вещественным доказательством в качестве орудия преступления по уголовному делу в сфере экономической деятельности.

По мнению заявителя, допускается чрезмерное усмотрение уполномоченных органов при изъятии ими вещественных доказательств по уголовным делам, притом что отсутствует эффективный судебный контроль за таким изъятием, призванный обеспечить права собственников изымаемого имущества.

Как отметил КС РФ, по смыслу статей 81, 81.1 и 82 УПК РФ, изъятие предметов и документов, подлежащих признанию вещественными доказательствами, применяется в целях обеспечения процесса доказывания (включающего собирание, проверку и оценку доказательств) с учетом прав и законных интересов их собственников или владельцев. Тем обстоятельством, что действует предварительный судебный контроль за законностью и обоснованностью временного изъятия имущества, не предопределяет использование процедуры наложения ареста на имущество во всех случаях, когда соответствующие предметы используются в качестве вещественных доказательств для раскрытия преступления и разрешения уголовного дела, тем более при обеспечении возможности последующего судебного контроля.

Изъятие и удержание предметов, используемых для производства товаров, выполнения работ и оказания услуг при осуществлении предпринимательской деятельности, тем более на длительный срок, создают негативный эффект не для одного лишь лица либо группы лиц: они способны существенно нарушить производственные циклы, затруднить исполнение обязательств собственников или владельцев изъятого имущества перед контрагентами, повлечь прекращение самой предпринимательской деятельности, что неизбежно ведет к ухудшению положения работников субъекта такой деятельности, вплоть до их вынужденного увольнения.

Таким образом, КС РФ постановил, что при решении вопроса об изъятии, приобщении к материалам уголовного дела о преступлениях в сфере экономической деятельности и удержании в режиме хранения в качестве вещественных доказательств предметов, используемых при осуществлении предпринимательской деятельности и принадлежащих на законных основаниях лицам, не являющимся в этих уголовных делах подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, указанные вещественные доказательства не должны изыматься у их собственников или владельцев, если обеспечение их сохранности и проведение с ними необходимых следственных действий, а равно предотвращение их использования для совершения преступлений не требуют такого изъятия; после проведения с ними необходимых следственных действий, потребовавших изъятия, они незамедлительно возвращаются собственнику или владельцу на ответственное хранение.

Источник
Ольга Сидорова
Ольга Сидорова
Партнер, адвокат
Назад

Подписка на обновления