ru Русский

28

Ноя

2022

“Правильная” позиция ВС в определении от 7 ноября № 305-ЭС22-14008 по делу № А41-43065/2021

Банк обязали списать задолженность по кредитному договору юрлицу-заемщику, сохранившему 80% персонала.

В июне 2020 г. ВТБ-Банк открыл ООО «Сити» кредитную линию с лимитом выдачи в размере 1,2 млн руб. из расчета 13 человек сотрудников заемщика по условиям кредитного соглашения в рамках освоения субсидии из федерального бюджета, выдаваемой российским банкам на возмещение недополученных ими доходов по кредитам, выданным юрлицам и ИП на возобновление деятельности в 2020 г. Тем самым заемщик обязался сохранить численность сотрудников на время действия указанного соглашения в объеме не менее 80% от общей численности персонала на момент заключения указанного соглашения. При выполнении данного условия задолженность по кредитному соглашению подлежала списанию банком в размере 100%. 

Впоследствии банк, ссылаясь на невыполнение заемщиком условий кредитного соглашения, списал задолженность по нему в размере 50%, а не 100%, как было предусмотрено соглашением. При этом банк счел, что контрольной величиной для проверки соблюдения заемщиком условий соглашения является численность сотрудников за апрель 2020 г. – 15 человек. 

Верховный суд защитил права заемщика, пояснив, что кредит был правомерно получен заемщиком на основе сведений о численности сотрудников за май 2020 г., а правительственное субсидирование банков сводилось к восстановлению бизнеса в постпандемийный период.

Как отметил руководитель коммерческой практики адвокатского бюро KR&P Виктор Глушаков в комментарии «АГ»: «В данном деле есть предельно простые доказательства, базирующиеся на абсолютной с точки зрения юридической силы статистике, которая прямо говорит о соблюдении заявителем условий, необходимых для выполнения условий кредитного договора. Позиция банка, равно как и суда округа, выглядит как попытка любой ценой приискать основания для того, чтобы не исполнять взятые обязательства. Позиция окружного суда обоснованно была отклонена Верховным Судом. На мой взгляд, такой спор, исходя из описанных в мотивировочной части обстоятельств, не мог быть решен иным образом. Отдельно отмечу вывод ВС о том, что “такие действия банка, поддержанные судом округа, не учитывают также цель принятия Постановления № 696, имеющую социально ориентированную направленность в условиях возникновения серьезного экономического ущерба, причиненного пандемией. Надеюсь, этот вывод ВС станет тенденциозным и поможет преодолеть формальный подход судов, наблюдающийся порой в подобных спорах».

Ссылка на источник публикации.

25

Ноя

2022

Как подготовиться к проверке или кадры решают все

Что делать, если регулятор оказался на пороге вашего офиса с внеплановой проверкой?
Руководитель коммерческой практики Виктор Глушаков поделился своим опытом участия в проверках на семинаре клуба «ЧеLAWek».

В 2022 году Правительство РФ отменило плановые проверки, однако эти ограничения не распространяются на проведение специальных режимов государственного контроля. Практические рекомендации по подготовке к проверкам от партнера адвокатского бюро KR&P и эксперта клуба «ЧеLAWek» Виктора Глушакова:

Можно ли каким-то образом предсказать внеплановую проверку?

Если вы понимаете, что можете нарушить, кто из сотрудников, и при каких обстоятельствах может это нарушение совершить, то, по сути, это и есть то самое предсказание. Хотя скорее это будет правильней назвать прогнозом.

Такую внутреннюю проверку можно провести в любой момент, не обязательно ждать на пороге проверяющий орган.

Что делать, когда надзорный орган все-таки пришел с проверкой? Как оспорить результаты?

Оспорить можно приказ или распоряжение. Акт проверки и протокол не оспариваются, в них лишь фиксируются обстоятельства проверки. А вот предписание по итогам проверки вполне себе может быть оспорено.

Важно понимать, что выездная проверка — кульминация в действиях регулятора. К моменту проведения проверки он уже понимает, что, где и как будет искать. Более того, некоторые государственные органы до выезда к проверяемому лицу зачастую уже имеют 80% доказательств, позволяющих привлечь проверяемое лицо к ответственности.

Это вовсе не означает, что выездная проверка является формальностью. Контроль за действиями надзорного органа, фиксация допущенных им нарушений и оспаривание незаконных действий в нашей практике являлись фундаментом для последующего признания незаконным того же предписания или иных результатов проверочных мероприятий.

Возможно ли ограничить доступ к данным компании?

Это сделать довольно затруднительно. По закону сотрудники надзорных органов не имеют права осматривать только личные вещи. Предприятие должно обеспечить доступ к данным на бумажных и электронных носителях. При этом предполагается, что компьютеры и ноутбуки, а также все установленные на них мессенджеры используются только в коммерческих целях, поэтому материалы с них могут копироваться и использоваться в качестве доказательств.

Закрыт ли доступ к документам, представляющим собой коммерческую тайну?

Любая информация доступна для проверяющих. Даже если проверяемое лицо будет возражать против проверки, осмотра, копирования определенных документов, содержащих коммерческую или иную охраняемую законом тайну, то возражения будут занесены в протокол осмотра или приобщены к нему, но данный факт не будет препятствовать самому осмотру.

Только в случае, если после проверки надзорный орган выясняет, что документы содержат коммерческую тайну, которая, естественно, должна быть надлежащим образом оформлена, то при формировании материалов проверки им присваивается гриф «Для служебного пользования», который определяет особый порядок использования этих документов и содержащейся в них информации.

Впрочем, в ходе судебного обжалования эти документы всё равно будут доступны оппонентам (например, заявителю).

Как подготовиться к проверке?

Можно снизить риски совершения проверяющими лицами нарушений. Сотрудники компании должны четко понимать свои права и обязанности в ходе проверки и следовать им. Как бы это просто не звучало, это и есть камень преткновения. Сотрудники начинают мешать проверяющим лицам: закрывают двери, выносят ноутбуки… или напротив, начинают рассказывать всё и обо всём, даже не удостоверившись в достоверности информации.

Должны быть назначены ответственные сотрудники, которые будут напрямую взаимодействовать с проверяющими лицами, и чье погружение в полномочия надзорного органа должно быть гораздо глубже. Как правило, это внутренние юристы компании. Мы рекомендуем смоделировать сценарий внеплановой выездной проверки и проверить, насколько сотрудники готовы к появлению на пороге проверяющего.   

Узнать больше о мероприятиях клуба «ЧеLAWek» можно на сайте.

Ссылка на источник публикации.

9

Ноя

2022

ВС напомнил о возможности одновременного взыскания неустойки и штрафа за нарушение контракта

Адвокат Виктор Глушаков прокомментировал новое Определение Верховного Суда по делу № А40-104831/2021 о взыскании неустойки и штрафа с исполнителя госконтракта за нарушение договорных обязательств.

В июне 2018 г. ГКУ «Мосреставрация» заключило с ООО «Градострой» госконтракт на выполнение работ по сохранению с приспособлением к современному использованию объекта культурного наследия в виде особняка в г. Москве. Общая цена контракта превысила 150 млн руб.

Спустя два года заказчик расторг контракт в одностороннем порядке, общая стоимость невыполненных контрактных работ составила 47 млн руб. В связи с ненадлежащим исполнением обязательств по госконтракту «Мосреставрация» потребовала у своего контрагента уплатить пени за нарушение сроков поэтапного выполнения работ и штраф за невыполнение контрактных работ. Поскольку претензия осталась без удовлетворения, заказчик обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о взыскании с ответчика 29 млн руб. пеней и 6,7 млн руб. штрафа.

Виктор Глушаков, адвокат, руководитель коммерческой практики адвокатского бюро KR&P считает, что в правоприменительной практике действительно сформулирован подход, в соответствии с которым и пени за просрочку исполнения обязательств по госконтракту, и штраф за его неисполнение могут быть взысканы одновременно. «Логика такова, что взыскание только штрафа за неисполнение контракта не восстанавливает положение кредитора, так как не учитывает его возможные потери в период просрочки, когда он ожидал реального исполнения обязательства. До момента прекращения договорных отношений заказчик находится в режиме “ожидания” и несет убытки, которые и должен компенсировать недобросовестный поставщик. Как только договор прекращен, пени прекращают начисляться и включаются штрафные санкции. Поэтому ВС РФ, по сути, прав: практика по таким делам сформировалась», – полагает он.

Единственной защитой, по словам эксперта, для ответчика остается использование ст. 333 ГК РФ, которая позволяет снизить размер ответственности, руководствуясь оценочными категориями: «Однако для этого обществу “Градострой” стоит посетить хотя бы один судебный процесс и представить письменную позицию. Чего, к слову, не было сделано в нижестоящих инстанциях».

Ссылка на источник публикации.

23

Сен

2022

ВС напомнил о порядке лесовосстановления, если положение об этом не включено в договор аренды участка

23 августа Верховный Суд вынес Определение № 307-ЭС22-5959 по делу № А13-7551/2021 об обязании ПАО «Газпром» провести лесовосстановительные работы на площади, равной площади вырубленных лесных насаждений, после строительства газопровода.

Партнер АБ «КРП» Челябинской области Виктор Глушаков отметил, что в рассматриваемом случае фактически произошел конфликт между формально-юридическим подходом, основанным на толковании конкретной нормы или положений договора и толковании в логике «духа» закона, которое следует из общих принципов и правил. «Позиция нижестоящих инстанций выглядит логичной: договор аренды лесного участка заключен до вступления в силу нормы, обязывающей проводить лесовосстановление, при этом в его тексте такого положения не было. Напротив, речь шла о рекультивации земель, т.е. документально оформленной обязанности по лесовосстановлению у ответчика не было. Довод апелляции о том, что рубку леса производило третье лицо, в свою очередь, не видится мне сильным. Очевидно, что она производилась в интересах ответчика», – полагает он.

По словам эксперта, ВС РФ истолковал ситуацию гораздо шире: начав с принципов охраны природных ресурсов, закрепленных в Конституции, закончив толкованием ст. 43–46 ЛК РФ как бланкетных, допустив их расширительное толкование и императивный характер, вне зависимости от вступления в силу той самой ст. 63.1 ЛК РФ, на которую ссылались нижестоящие суды. «На мой взгляд, позиция нижестоящих инстанций выглядит с точки зрения права сильнее. В то время как позиция ВС РФ более соответствует общим принципам Конституции РФ и Лесного кодекса, это своеобразный спор между буквой и духом закона, который решен в пользу последнего», – полагает Виктор Глушаков.

Ссылка на источник публикации.

8

Авг

2022

Минюст разработал новый законопроект, исключающий из УК ряд «экономических» статей

4 августа 2022 Минюст России представил проект поправок в УК и УПК РФ, способствующих либерализации и гуманизации уголовного законодательства за экономические преступления.

Адвокат, руководитель уголовной практики АБ «КРП» Михаил Кириенко оценил проект в целом положительно. «Бизнес переживает не самые лучшие времена, а в свете спорных позиций контролирующих органов в части доначислений налогов, снижения уровня стандарта доказывания по налоговым и в целом по “экономическим” преступлениям такие новеллы просто необходимы», – считает он. «В то же время сложно оценить конечные крупные и особо крупные размеры, предусмотренные в изменяемых статьях, так как они, на мой взгляд, могут еще больше “рассистематизировать” уголовный закон. Как бы не повторилась ситуация, аналогичная той, которая произошла со ст. 159.4 УК, охватывающей признаки “предпринимательского мошенничества”, и которую Конституционный Суд РФ признал неконституционной. В любом случае, время покажет», – добавил Михаил Кириенко.

Декларируемые цели проекта – способствование улучшению делового климата в условиях санкционного давления, а также минимизация рисков необоснованного уголовного преследования субъектов предпринимательской деятельности – адвокат оценил неоднозначно. «Предлагаемые изменения, на мой взгляд, – полумеры, условный компромисс в сфере реального изменения подходов в части уголовного преследования предпринимателей. Законодатель вынужден идти на такие шаги и видит в них минимизацию уголовных рисков бизнеса, что лишь подтверждает мысль о том, что одним из признаков предпринимательской деятельности пора признать риск уголовного преследования. Однако одним лишь поднятием нижней планки крупных и особо крупных размеров ущерба “экономических” преступлений подход к восприятию правоохранительными органами бизнеса как “криминальной” сферы деятельности не изменить, поэтому “фора” от уголовного преследования вряд ли поможет улучшить деловой климат», – заключил Михаил Кириенко.

Ссылка на источник публикации.

Подписка на обновления